«УХИ С АПЕНДИЦИТОМ»

Я любил засиживаться в старом тбилисском дворе моего моего друга Серго.
Меня тут уже все знали и я всех знал. На первом этаже с деревянным балконом во дворе жила семья — дядя Лексо с супругой Нинуцой и незамужней дочкой. Их сына я редко видел, он где-то в Европе живёт и работает. Дядя Лексо — бывший капитан дальнего плавания. Ему уже за семьдесят. Ходит с палочкой, потому что, слеповатый.
Я как то видел, он долго стоял на переходе у светофора, ждал когда остановится поток автомобилей, чтобы перейти улицу. Зелёный уже три раза сменился красным, а он всё ждал. Женщина, поняв причину, дождалась зелёный и, взяв его под руку, перевела через дорогу. Грустно. Здоровый, обветренный всеми ветрами и слеповат…
А раньше весь двор обращался к нему за помошью.То телевизор барахлит, то разетка искрит. Он был мастером на все руки и не кичился, что он капитан дальнего плавания.
Когда он появлялся на своём балконе, чтобы погрется на солнышке, весь двор «просыпался и щебетал». Со всех сторон слышны приветсивия, шутки, задорные упрёки…
Как то появился у водопроводного крана во дворе малыш Зурико — сын дворничихи. Из ушей торчали, как затычки, две салфетки и от этого он был похож на маленького чертёнка. Лексо спросил:
— Эй, Зурико, что у тебя с ушами?
— Ухи болят. Мама сказала апендицит у них…
Весь двор хохотал. После этого всё что бестолковое называли в нашем дворе «Ухи с апендицитом».
Тётя Нинуца с дочкой возвращались с базара Зурико их уже в подворотне по походке узнал. Проходя по балкону мимо него, она недружелюбно проворчала:
— Что тут болтаешься? Лучше иди занавески повесь…
Дочь, следовавшая за ней, подлила масла в огонь:
— А что он умеет? Ничего!
Лексо ни слова не проронил. Ему стало жалко мальчика.
А однажды я ждал Серго, усевшись на ступеньках лестницы примыкавшей к балкону Лексо. Из глубины открытых дверей квартиры слышен был крик капитана:
— Какая семья? Ты вообше меня унижаешь и перед детьми.Они не общаются со мной и даже не называют отцом или папой. Только — Лексо, да Лексо! Я тут с вами более двадцати пяти лет на правах квартиранта живу в отдельной комнате. лишь оплачиваю коммунальные расходы и столуюсь у вас….
Я быстро перешёл в другое место, что бы не подслушивать семейные разборки.
Через некоторое время на балконе появился дядя Лексо. Он в сердцах произнёс: «Ухи апендицит» и закурил. Я впервые увидел, что он курит.
Через пару дней Серго мне рассказал…
Приехал старый друг и сослуживец дяди Лексо и забрал его к себе в деревню.
Двор траурно молчал. Через несколько недель, я тому свидетель, угрюмая дочка дяди Лексо, на балконе стряхивала пыль с меховой шапки и спросила свою мать Нинуцу, которая протирала пол у дверей квартиры:
— Папа не звонил?
Нинуца молчала.
Я больше не появлялся в том дворе. Серго получил квартиру в другом районе города и я уже приходил к нему на новую квартиру…

P.S.
Всех интересует, вернулся ли капитан дального плавания или…?
Как узнаю, сообщу!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.