История циркового искусства в Грузии

СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ О ИСТОРИИ ЦИРКА  В ЕРУЗИИ И ЗАРОЖДЕНИЯ  ЖАНРА ЛДИГИТОВУИ

 

 

Грузинский цирк берет свое начало во временах язычества. Одной из его разновидностей, в которой имелись элементы цирка, было «Кееноба». Такое название раньше принадлежало массовому народному зрелищу, имевшему отношение к земледельческому культу и божеству плодородия. Спустя какое-то время оно лишилось религиозного содержания и стало исключительно театральным зрелищем, выражавшим борьбу народа Грузии против захватчиков. Еще одним древним народным зрелищем, посвященным культу оплодотворения и деторождения, позже принявшим другие формы и ставшим импровизированным народным театром масок, стало «Берикаоба». В нем люди могли свободно выражать недовольство какой-либо личностью или правлением, тем, что их притесняли, основой представления служил заранее подготовленный комический сценарий. В качестве традиционных масок выступали жених, невеста, сводник, священник и ряд животных.

ОБЗОРЫ

Получить короткую ссылку
88350

В Международный день цирка, который отмечается в мире 15 апреля, Sputnik Грузия решил вспомнить об истории и особенностях грузинского цирка

Грузинская культура – одна из самых древних и крайне самобытных явлений в мире. В глубь истории уходят и истоки грузинского цирка.

По инициативе Европейской цирковой ассоциации и Всемирной федерации цирка 15 апреля отмечается Международный день цирка (World Circus Day). Праздник был учрежден не только с целью показать цирк во всем его великолепии и порадовать поклонников данного искусства новыми программами и представлениями, но и призван отдать должное вкладу циркового искусства в культуру.

Впервые Международный день цирка отметили в 2010 году и с тех пор этот праздник стал ежегодным для многих стран.

История цирка Грузии

Первые сведения о цирковых представлениях или их первобытных попытках мы находим в известных грузинских народных игрищах, где люди соревновались в удивительной ловкости и силе, которая делала их настоящими героями.

История гласит, что еще в I веке д. н. эры самим римлянам было известно о том, что в Грузии культивировались особые, отличные от античных традиционные спортивные игры. Сам Публий Корнелий Тацит (I-II века), древнеримский историк, один из самых известных писателей античности писал, что у иберийского царя Парасмана «был сын Радамист — высокого роста, необыкновенной силы, искусный во всех национальных упражнениях и пользовавшийся славою у всех соседних народов». А от римского консула и историка греческого происхождения Луция Клавдия Кассия Диона Кокцеана, более известного как Дион Кассий (II-III века) мы узнаем, что в Риме устраивались состязания и игры иберийских всадников.

 

Номер всадников в Тбилисском цирке
Номер всадников в Тбилисском цирке

Огромная любовь к народным играм и разного рода состязаниями в древней Грузии носила всенародный характер. Нельзя не вспомнить архаические грузинские языческие мистерии и старинные «чидаоба» (грузинская борьба), а также представления театра масок — «берикаоба», которые были насыщены цирковыми номерами народных прыгунов, акробатов, силачей, канатоходцев и жонглеров.

В моде у древних грузин были и военно-патриотические игрища, в которых всегда добро побеждало зло, и враг был повержен. Лучшим из этого цикла является «кеэноба» — прародительница современной клоунады-буфф и политического фарса. Как отмечали историки, в XVII веке в Тифлисе «кеэноба» представляла собой грандиозное карнавальное массовое игрище, которое охватывало целый город.

Исключительно характерным грузинскими представлениями с элементами жонглирования и иллюзии был знаменитый придворный театр «Сахиоба», расцвет которого приходился на XII—XIII века. Этот вид искусства являлся настолько распространенным и излюбленным, что даже входил в систему воспитания. Достаточно вспомнить стихи, которые легендарный Шота Руставели вложил в уста своего героя царя Фридона: «С детских лет я упражнялся, подражая акробату, И в прыжках через преграды изощрялся я вполне, Я умел ходить бесстрашно по упругому канату, И ровесники горели тайной завистью ко мне».

 

Номер акробатов в Тбилисском цирке
Номер акробатов в Тбилисском цирке

Примечательно, что все эти чарующие народные игрища, являясь выражением героического духа грузинского народа, воспитывали из поколения в поколение мужество, силу и отвагу его сынов. Поэтому залог успеха современного грузинского цирка родился давным-давно и имел под собой без преувеличения героическую основу.

Зарождение современного цирка Грузии

Главным вызовом, стоящим перед национальным грузинским цирком в Советское время, стало комплектование его исполнительского состава. Ядром будущего коллектива были артисты Союзгосцирка: старейший мастер и соло-клоун с собачками, заслуженный артист РСФСР Алекси Цхомелидзе, гимнасты на турниках под руководством артиста Георгия Агдгомелашвили, эквилибристы на вольностоящей лестнице под руководством артиста Николая Голиадзе, артисты Людмила и Михаил Лалашвили, а также Александр (Сандро) Дадешкелиани.

 

Номер с гепардом в Тбилисском цирке
Номер с гепардом в Тбилисском цирке

Но для полной труппы цирка артистов было мало. И было объявлено об организации при Тбилисском цирке грузинского циркового коллектива и приеме желающих в его состав. Стали приходить артисты драматических театров и кино, артисты филармонии, студенты-выпускники театрального института, представители художественной самодеятельности и другие.

Вскоре путем усиленного поиска в грузинском цирке появились великолепные гимнасты, акробаты, прыгуны и наездники. Так в этом цирке оказались такие артисты, как в последствии четырехкратный чемпион СССР по акробатике Гурам Гарсеванишвили, известные мастера и чемпионы Грузии Мчедлишвили, Дзамашвили и Натрошвили, танцакробаты Бибилури, Арешидзе, Палиашвили и многие другие.

Страсть грузинского народа к танцам неминуемо отразилась и на арене. И вскоре группа молодых танцакробатов под руководством Гурама Бибилури исполняла стремительный и огненный «Горский танец» и изумительный по своей ритмичности «Хоруми». Так возник и чисто музыкальный номер «Грузинские ритмы» (дуэт на доли в исполнении артистов Габояна и Арешидзе). Артист Алекси Цхомелидзе в номере «Картинки старого Тбилиси» воссоздал небывалый на цирковой арене образ старинного грузинского народного скомороха — «масхара». Грузинский комедийный актер Александр Тедиашвили вступил на цирковую арену в маске старого тбилисского кинто, веселого и остроумного завсегдатая всевозможных празднеств и гуляний.

 

Представление в Тбилисском цирке
Представление в Тбилисском цирке

Одним словом, представления грузинских циркачей были богаты захватывающими трюками, аттракционами грузинских конноспортивных игр, уникальными шоу национальной музыкальной и акробатической программы, а также высоким уровнем актерского мастерства.

Девятнадцатого февраля 1958 года в Тбилисском государственном цирке состоялась премьера первого грузинского циркового коллектива. Рождение коллектива было встречено на ура, как большое и радостное событие в развитии грузинского искусства.

История здания Тбилисского цирта

В 1936 году проект Тбилисского государственного цирка на 2 тысячи зрителей получил высшую оценку и был осуществлен в 1939 году. Архитекторами сооружения стали Степан Сатунц совместно с Непринцевым и Урушадзе. В 1940 году на образовавшемся при пробивке улицы Челюскинцев через гору на холме было возведено здание цирка в стиле Сталинской архитектуры. По местоположению, оборудованию, архитектурному и техническому уровням Тбилисский цирк является одним из самых лучших не только на постсоветском пространстве, но и во всем мире.

 

Акробаты в Тбилисском цирке
Акробаты в Тбилисском цирке

«Сегодня Тбилисский цирк – это юридическое лицо частного права. При непосредственных усилиях известного грузинского бизнесмена и мецената Бадри Патаркацишвили в 2003 году был проведен полный капитальный ремонт здания, а в 2011 году текущий ремонт, благодаря чему грузинский цирк был сохранен в таком виде, в котором он находится сейчас и стал любимым и желанным местом для взрослых и детей, а также одним из ведущих культурных мест столицы», — говорится на официальном сайте цирка.

Грузинский цирк

 

Грузия — страна древней и самобытной национальной культуры. Истоки грузин­ского цирка уходят в глубь веков. Мы на­ходим их в народных игрищах, где основ­ным было состязание в силе и ловкости. Историки утверждают, что еще в I веке до нашей эры римлянам было известно, что в Грузии культивировались особые, отлич­ные от античных национальные спортивные игры.

Тацит (I век нашей эры) в своей летопи­си пишет, что у иберийского царя Парас-мана «был сын Радамист — высокого роста, необыкновенной силы, искусный во всех национальных упражнениях и пользовав­шийся славою у всех соседних народов».

От историка Диона Кассия мы узнаем, что в Риме устраивались состязания и игры иберийских всадников. Увлечение народны­ми играми и разного рода состязаниями в Древней Грузии было исключительно вели­ко и носило всенародный характер. Даже древние грузинские языческие мистерии, как и старинные хоровые трагедии, всегда заканчивались «чидаоба» (борьба). Все представления    импровизационного   театра старинных масок — «берикаоба» были на­сыщены цирковыми номерами народных прыгунов, акробатов, силачей, канатоход­цев и жонглеров.

Горячей любовью народа пользовались военно-патриотические игрища, в которых изображался разгром врага и радость по­беды. Лучшим из этого цикла является «кеэноба». В исторической литературе со­хранилось 47 описаний «кеэноба» и 100 сю­жетов «берикаоба». В XVII веке в Тбилиси «кеэноба» представляла собой грандиозное карнавальное массовое игрище, где ме­стом действия служила территория всего Тбилиси, а участниками представления был весь трудовой люд города.

Историки отмечают, что особенно на­сыщенными номерами акробатики, жонг-ляжа и иллюзии был придворный театр «Сахиоба», в котором представители цир­ковых жанров назывались «мушаити», а их исполнение «мушаитоба». Расцвет «Са­хиоба» относится к XII—XIII векам, «му­шаитоба» в это время была настолько рас­пространенным и излюбленным искусством, что входила в систему воспитания. Искус­ству «мушаити» обучались все. В уста царя Придона Шота Руставели вкладывает сле­дующие слова:

«С детских лет я упражнялся,

подражая акробату,

И в прыжках через преграды

изощрялся я вполне,

Я умел ходить бесстрашно

по упругому канату,

И ровесники горели тайной

завистью ко мне».

Выступает   группа  танцакробатов под руководством Гурама Бибилури

Все эти прекрасные народные игрища, являясь отражением героического духа грузинского народа, воспитывали из поко­ления в поколение мужество, силу и отва­гу его сынов. Грузинский народ на протя­жении веков сохранял традиции народных игрищ. Высокое мастерство прославленных в старину грузинских актеров-комедиан­тов — «мушаити» и «пампула», наездников и акробатов живо и поныне.

Советская власть раскрыла перед гру­зинским народом неисчерпаемые возмож­ности экономического и культурного разви­тия. Это нашло свое отражение и в разви­тии массового самодеятельного искусства, физкультуры и спорта, в развитии грузин­ского театра, оперы, балета, ансамблей на­родной песни и танца. Отстал только цирк.

Одна из трудностей при создании гру­зинского национального циркового коллек­тива состояла в комплектовании его испол­нительского     состава.

Эквилибристы Голядзе

Силовые акробаты Л. Мчедлишвили, Г.Гарсеванишвили, Ш.Дзамашвили, В.Натрошвили

Заслуженный артист РСФСР А.Г.Цхомелидзе

Ядром    будущего коллектива были артисты Союзгосцирка: старейший мастер, соло-клоун с со­бачками заслуженный артист РСФСР А. Г. Цхомелидзе, гимнасты на турниках под руководством артиста Г, А. Агдгомелошвили, эквилибристы на вольностоящей лестнице под руководством артиста Н. И. Голядзе, двухъярусная проволока ар­тистов Людмилы и Михаила Лалашвили и номер оригинального жанра в исполнении артиста А. А. Дадешкелияни (Да-деш). Все это первоклассные номера. Но как по соотношению жанров, так и по оформле­нию они не могли составить самостоятель­ный  национальный  коллектив.

Для формирования коллектива требова­лись новые кадры, особенно молодежь. Где же искать эти кадры, если не на спорт­площадках, стадионах, на фестивалях молодежи и смотрах художественной самодея­тельности.

Прошлое лето в Грузии было богато всевозможными смотрами и фестивалями. Они являлись подготовкой к VI Всемирно­му фестивалю молодежи и студентов в Мо­скве. Нам посчастливилось познакомиться с тысячами народных дарований. Нас вос­хищали достижения молодежи Грузии во всех видах искусства. Как назло, все, что было представлено из цирковых жанров, вызывало огорчение. Развитию этих жанров в республике не уделяется должного вни­мания.

На спортплощадках и стадионах мы об­наружили великолепных гимнастов, акроба­тов, прыгунов, замечательных наездников И вот из массового спортивного потока мы стали черпать кадры для первого грузин­ского циркового коллектива. Так, в нашем составе оказались: четырехкратный чемпи­он Союза ССР по акробатике Гурам Гарсеванишвили, известные мастера и чемпионы Грузии Л. Мчедлишвили, Ш. Дзамашвили и В. Натрошвили, танцакробаты Г. Бибилури, Н. Арешидзе, Палиашвили и другие. Было широко оповещено об организа­ции при Тбилисском госцирке грузинского циркового коллектива и приеме желающих в его состав.

К нам приходили артисты драматиче­ских театров и кино, артисты филармонии, студенты-выпускники театрального инсти­тута, представители художественной само­деятельности и просто желающие. Неко­торые из них делали до шести попыток, чтобы доказать свою возможность рабо­тать в цирке. Приходили с клоунскими ко­стюмами, париками, «носами», реквизитом и показывали клоунские репризы с «ша­почками», «крысами» и т. п. Несмотря на риск, они неожиданно делали сальто, кло­унские каскады и кульбиты. Требовалось определить творческие возможности това­рищей, чтобы не сломать жизненный путь поступающего. В этих испытаниях на цир­ковой арене победила молодость. Именно от молодежи в значительной мере идет смелое развитие национальных цирковых традиций и живое дыхание современности.

Безусловно, первая программа грузин­ского цирка не смогла охватить все цирковые жанры, родоначальницей которых является Грузия. На арене не ни «чидаоба»,: ни старинных масок — «берикаоба», ни ко­миков на ходулях — «абела». Более того, в силу крайней ограниченности во времени (репетиционный период был менее пяти месяцев) не смогли быть подготовлены и представлены прославленные во всем мире грузинские наездники. Создание циркового аттракциона грузинских конноспортивных игр предполагается в ближайшем будущем.

Было весьма соблазнительно, использовав богатое культурное наследие прошлого, построить программу грузинского цирка целиком на основе старинных народ­ных игрищ. Тем более что подобные сце­нарии уже созданы Д. Джанелидзе и А. Ширай. Но это не отразило бы современного состояния культуры социалистической Гру­зии. Было решено создать программу как современное цирковое представление со строгой композицией, с прологом и эпило­гом, с максимальным выявлением нацио­нальных черт и колорита номеров, с уче­том общего уровня и развития  советского цирка.

Для организации грузинского цирково­го коллектива Министерство культуры Гру­зинской ССР создало художественную кол­легию, в состав которой кроме руковод­ства цирка вошли народный художник Л. Гудиашвили, заслуженные деятели ис­кусств Грузинской ССР балетмейстер Дж. Багратиони и известный кинорежиссер Н. Сакишвили. Совместно с художественным руководителем И. Кончели они прак­тически участвовали в создании программы.

Как же складывалась первая программа?

Известно, что встреча с самобытными национальными произведениями искусств всегда радостна, что национальный коло­рит, национальное своеобразие того или иного циркового номера значительно уси­ливает воздействие на зрителя. Но дело не во внешних атрибутах манежного оформления, одежды, игрового реквизита, дета­лей аппаратуры и т. п,, а в раскрытии особенностей       национального      характера цирка.

На арене установлен турник, тот самый турник, который стоит на всех цирковых манежах и спортплощадках. Но вот в обычном спортивном костюме, слегка расшитом грузинским орнаментом, появляется Гога Агдгомелашвили, и его выступление по характеру и темпераменту превращается  в яркую демонстрацию смелости, ловкости, благородства и несравненной грациозности  именно   грузинского   национального   героя.

До сих пор идут споры о правомерности танца в цирковой программе. Мы решительно включили танцы, исходи из того, что в грузинских народных танцах столько виртуозной ритмичности, стремительности, огня и отваги, что они сами по себе «просятся на арену». Так возникла у нас группа молодых национальных танцакробатов под руководством Гурама Бибилури, которая исполняет стремительный, огненный «гор­ский танец» и изумительный по своей рит­мичности «хоруми» Так возник и чисто музыкальный номер «Грузинские ритмы» (дуэт на доли в исполнении артистов 3. Габояна и Н,  Арешидзе).

Старейший мастер советского цирка со­ло-клоун с собачками  заслуженный  артист

Артисты Л. и М. Лалашвили

Турнисты Агдгомелашвили

РСФСР Алекси Цхомелидзе, проработав полвека в европейской маске «аугуста» и завоевав заслуженное признание, реши­тельно изменил свой образ и в номере «Картинки старого Тбилиси» воссоздал не­бывалый на цирковой арене образ старин­ного грузинского народного скомороха — «масхара». Смело можно сказать, что на семьдесят втором году жизни у замеча­тельного артиста произошло второе рожде­ние на манеже грузинского цирка — на­столько органичен ему этот образ и так достоверно исполняется. Работа Цхомели­дзе поучительна, творчески интересна, о ней следовало бы подробно рассказать в самостоятельной статье.

Особого внимания заслуживает работа неутомимого изобретателя Михаила Лала­швили, который вот уже в третий раз ре­конструирует свой номер «Свободная про­волока». Михаил и Людмила Лалашвили во­шли в коллектив с новым, только что полученным с завода небывалым на арене аппаратом двухъярусной свободно вращаю­щейся проволокой. Экспериментальный аппарат этот первое время «капризничал», обнаруживая непредвиденные неприятно­сти. От артистов потребовалось много на­ходчивости и изобретательности, чтобы ос­воить этот интересный аппарат и создать новый первоклассный номер.

Большую работу по реконструкции но­мера «Эквилибристы на вольностоящих лестницах» провел и представитель старин­ной грузинской цирковой семьи мастер со­ветского цирка Н. Голядзе. В работу вклю­чено младшее поколение семьи, и компо­зиция номера строится на одновременной, синхронной работе «шестерки» на двух вольностоящих лестницах.

Два старых цирковых номера не претер­пели существенных изменений. Это номер турнистов под руководством Г. Агдомелашвили и номер оригинального жанра в исполнении артиста Сандро Дадешкелиани. Оба номера были обогащены лишь введе­нием в них коверного клоуна-кинто, обнов­лением оформления и несколькими новыми трюками.

Большой труд был вложен молодежью. Здесь следует отметить мастеров спорта и чемпионов Грузии Г. Гарсеванишвили, Л. Мгедлишвили, Ш. Дзамашвили, В. Натрошвили и молодую, пятнадцатилетнюю спортсменку Нану Беридзе. Душа этого коллектива — четырехкратный чемпион СССР по акробатике Гурам Гарсеванишви­ли. «Акробатический этюд», который он создал с Н. Беридзе, отличается своеобра­зием композиции.

Сильные трюки демонстрируют «силовые акробаты на пьедестале» под руководством Лексо Мчадлишвили.

Сложнее было с клоунадой, точнее — с созданием группы национальных комиков.

В нашем цирковом коллективе комика не было. Очевидно, кому дано быть хоро­шим прыгуном или гимнастом, вовсе не обязательно быть и клоуном. Пришлось встать на сложный путь воспитания группы национальных клоунов из молодежи, за­нятой у нас в акробатических жанрах, и продолжать поиски театрального комика, способного выступать на цирковой арене.

Наш выбор пал на творчески интерес­ного, острохарактерного грузинского коме­дийного актера А. Тедиашвили, который вступил на цирковую арену в маске старо­го тбилисского кинто, веселого и остроум­ного завсегдатая всевозможных празднеств и гуляний.

Создавала репертуар для клоунады группа авторов. Было написано два сцена­рия с сатирическими образами — тамады, стиляги, директора-бюрократа и его подха­лима референта. Однако первые же репе­тиции показали, что сценарии носят чисто эстрадный характер и совершенно не зву­чат на арене. Попытки режиссуры решить эти сценки приемами цирковой буффона­ды обнаружили несоответствие выразитель­ных средств цирка жанровой природе эст­радных миниатюр. Образы же тамады, сти­ляги, директора и референта, возможные в пределах одной-двух цирковых реприз, оказались абсолютно неорганичными для циркового представления в целом.

Преодолев трудности, проделав экспе­риментальную работу, мы очутились в крайне затруднительном положении. Оно усугублялось тем, что в программу были включены три крупных аппаратурных но­мера, что означало шесть больших техни­ческих пауз. Попытка ввести в программу общециркового коверного ломала нацио­нальную природу представления. Времени оставалось мало. И мы вынуждены были на ходу вооружить нашего кинто старыми клоунскими репризами, чтобы заполнять ими технические паузы. Так клоунада ока­залась самым слабым звеном нашей про­граммы.

Не обошлось и без прямых потерь, сры­вов, ошибок и досадных оплошностей. В силу недостаточно внимательного подбора исполнителей и спешки у нас ничего не получилось с музыкальной и акробатиче­ской эксцентрикой. По тем же причинам неудача постигла и номер «батуд с поле­том». Этих жанров и не хватает в пред­ставлении,

19 февраля 1958 года в Тбилисском го­сударственном цирке состоялась премьера первого грузинского циркового коллектива. Рождение коллектива было встречено как радостное событие в развитии грузинского советского  искусства.

Последующие выступления в Москов­ском ордена Ленина госцирке во время Декады искусства и литературы Грузии бы­ли испытанием на зрелость.

Наступил период дальнейшей шлифов­ки и кристаллизации программы. Наряду с совершенствованием существующих но­меров, обогащением их новыми трюками повышением актерского мастерства и об­щей культуры представления необходимо пополнить программу, довести ее до пол­ных двух отделений за счет создания новых номеров национальной музыкальной и акро­батической эксцентрики и аттракциона гру­зинских конноспортивных игр.

Клоунская группа должна быть доведена до пяти человек, чтобы кроме заполнения пауз показать самостоятельную националь­ную клоунаду, чтобы чудесный народный юмор получил достойное место в програм­ме. Клоунада должна быть свежей, злобо­дневной. Клоун не может стоять в стороне от острейших проблем, которые волнуют его народ.

Наконец, необходимо уже сейчас начать подготовку второй, более насыщенной со­держанием программы, которая представ­ляется более близкой к тематическому на­родному представлению или цирковой пантомиме.

Несомненно, грузинский цирковой кол­лектив справится с поставленными перед ним задачами. Пожелаем ему удачи.

Викт.   МИРОНОВ

Журнал «Советский цирк» август 1958 г.

 

© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.

Истоки грузинского цирка уходят во времена язычества. Одной из разновидностей грузинского театра, в котором присутствовали элементы цирка, было «Кееноба». Оно представляло собой массовое народное зрелище, связанное с земледельческим культом и божеством плодородия. Позже от него отпало религиозное содержание и оно превратилось в театральное зрелище, выражающее борьбу грузинского народа против захватчиков. Еще одно древнее народное зрелище – «Берикаоба», которое было посвящено культу оплодотворения и деторождения, со временем приняло иные формы, превратившись в импровизированный народный театр масок, в котором народ свободно выражал недовольство правлением, какой-нибудь личностью или притеснением, по заранее подготовленному комическому сценарию. Традиционными масками в этом представлении были царь (жених), Кекела (невеста), сводник, священник, кабан, коза, медведь и др. Участники этого представления берики олицетворяли как людей, так и животных. Успех представления зависел от таланта и способности бериков. Грузины издревле славились в джигитовке, в различных конных играх, о чем свидетельствует римский историк Кассий Дион Кокцеан, описывая конные состязания иберов во главе с царем Фарсманом II-м Квели в Риме, за которыми с восхищением наблюдал римский император Антонин Пий. Испокон веков в Грузии развлекали народ и царский двор талантливые мушаити (канатоходцы), джамбази (акробаты-паяцы), масхара (шуты), а также мастера чидаоба (борьбы)…

Первые цирковые труппы появились в Тифлисе во второй половине XIX века. Среди них следует отметить французскую труппу братьев Годфруа, труппу прусского подданного Вильгельма Сура и др. В 90-х годах XIX столетия на Головинском проспекте, около здания бывшей редакции газеты «Заря Востока» (ныне торговый центр) братья Дмитрий, Аким и Петр Никитины построили каменное здание цирка. Цирк братьев Никитиных просуществовал в Тифлисе 18 лет и сыграл большую роль в деле развития циркового искусства в Грузии. В этом цирке оттачивал свое мастерство по классической борьбе наш непобедимый палаван Коста Маисурадзе и многие другие прославленные борцы Грузии. К сожалению, цирк братьев Никитиных сгорел в 1910 году. Вскоре братья Ефимовы (настоящая фамилия Заславские) построили деревянный цирк на берегу Куры. В 1914 году браться Есиковские на Верийском спуске построили каменное здание цирка. В 1917 году артисты этих цирков объединились, организовав товарищество на паях. В середине 20-х годов прошлого столетия цирк Есиковского был национализирован, но часть артистов продолжала работать, среди них был Леонардо Танти — итальянец, который проводил интенсивную работу по театрализации цирковых представлений и созданию новых тематических номеров. В 30-х годах прошлого века было решено построить в Тбилиси стационарный цирк, проект которого был разработан Николаем Непринцевым, Владимиром Урушадзе и Степаном Сатунцем. Цирк расположен на холме высотой 40 метров, образованном в связи с прокладкой новой улицы и является ведущим элементом в застройке площади Героев. По своему техническому оборудованию Тбилисский цирк был одним из лучших в то время. Строительством нового цирка руководил заслуженный деятель искусств Грузии Роман Сергеевич Гамсахурдия, который долгое время (1896-1916) был управляющим цирками братьев Никитиных, а также, в разное время, директором цирков в Казани, Туле, Екатеринбурге и Тбилиси (1930-1939). Его дочери – Валентина, Клара и Тамар прославились как цирковые наездницы. Особым талантом обладала младшая дочь Тамар. Вначале она выступала в цирке как танцовщица на лошади, потом как прима-балерина в театре, а с 1919 года на эстраде и варьете Франции, Англии и других стран. Сестры Гамсахурдия снимались в фильмах «Проклятие арены» и «Даниель Рок». Роман Гамсахурдия до конца своей жизни руководил строительством цирка, он скончался в ноябре 1939 года, когда строительство цирка было завершено. 29 декабря 1939 года цирк был открыт. Однако, грузинский цирковой коллектив пока не был создан. В XIX веке в Тбилиси приезжали артисты цирка из России, среди которых были и мастера цирка грузины: эксцентрик и дрессировщик собак, клоун Алекси Цхомелидзе, борцы Николоз Квариани и Мишико Мачабели, эквилибристы, танцующие на проволоке Иванэ Голиадзе, его супруга Дарья и сын Николоз, гимнасты, работающие на перекладине Антон Агдгомелашвили и его супруга Августа, мастера джигитовки Антадзе, Хундадзе, сестры Гамсахурдия и другие.

Из цирковых артистов советской эпохи нельзя не отметить грузинского клоуна Сандро Тедиашвили, внесшего свой вклад в развитие грузинского циркового искусства. Перу Сандро принадлежит книга «Дивное искусство цирка», в которой он интересно излагает свои взгляды на цирковое искусство, анализирует допущенные ошибки и порой несоответствие выбранного артистом образа клоуна с требованиями зрителя. Большой интерес представляют и его воспоминания о своих коллегах – артистах цирка. Сандро Тедиашвили скончался в прошлом году в возрасте 100 лет. Александр (Сандро) Тедиашвили родился в Тбилиси в 1915 году. В цирк он попал клоуном по решению Министерства культуры, куда его перевели из грузинского Театра юного зрителя, накануне создания грузинского национального циркового коллектива. Худсовет цирка решал вопрос, какого типа «ковёрный клоун» требовался грузинскому цирку. Решили, что для роли грузинского национального клоуна подойдет кинто. В своей книге Тедиашвили пишет, что это было неправильным выбором, так как зрители других стран, привыкшие к традиционному клоуну в пестрой одежде и в ботинках разных размеров, не смогли воспринять ограниченного тбилисским колоритом кинто, не могли догадаться, кем был этот, с головы до ног одетый в черное, человек. Сандро решил использовать в качестве атрибута национального клоуна, кахетинскую шапочку, сделал густой грим с широкими черными бровями, надел современную пеструю сорочку, синие брюки из атласа и белые ботинки большого размера. В партнеры взял себе ишака, на вид «очаровательного», «культурного», «городского». После гигиенического обслуживания сделал ему золотистое седло, под седло поместил батареи и провел электричество до конца хвоста ишака, где прикрепил красную лампочку, т.е. «стоп-сигнал». На шею ишака повесил галстук большого размера, а на глаза приделал модные очки с зелеными стеклами, копыта своего партнера покрасил в белый цвет, наподобие своих ботинок. Клоунский номер Сандро проходил успешно, но однажды на цирковом манеже Днепропетровска произошел конфуз. Сандро пишет, что, к сожалению, врожденные ишачьи привычки у своего партнера он не смог искоренить. Выйдя на манеж, клоун поприветствовал зрителя, погладил ишака по голове и тайком от зрителя донес морковку до его уха. Ишак зашевелил губами, будто что-то говорил, ведущий спросил: «Сандро, что сказал ваш ишак?» Сандро ответил: «Он недоволен, что не встречают аплодисментами». Ответ вызвал долгие аплодисменты зрителя. В знак благодарности ишак два раза кивнул головой. Ведущий попросил: «Скажите своему культурному ишаку, пусть покажет, что он еще может». Сандро прошептал в ухо ишаку, а он задрал хвост — и справил свою природную нужду, цирк сотрясался от аплодисментов и хохота публики.

Тем временем полным ходом шло комплектование грузинского национального цирка. Ядром будущего коллектива были артисты Союзгосцирка: опытный мастер, соло-клоун с собачками Алекси Цхомелидзе, прославленный артист оригинального жанра Сандро Дадешкелиани, гимнасты на турниках под руководством Антона Агдгомелашвили с участием его жены Августы и детей Ларисы и Георгия, эквилибристы на двухъярусной свободной проволоке Михаил и Людмила Лалашвили, многократные чемпионы по акробатике Гурам Гарсеванишвили и его 15-летняя партнерша Нана Беридзе, воздушные гимнасты Автандил Перадзе и Николоз Мтваралашвили, чемпион Грузии, акробат-силовик Лексо Мчедлишвили со своей группой, уже знакомый клоун Сандро Тедиашвили и другие. Изготовленные по эскизам Ладо Гудиашвили костюмы и другие реквизиты, украшенные грузинскими орнаментами, придавали нашему цирку национальный характер. О музыкальном оформлении представления позаботились композиторы Бидзина Квернадзе, Отар Тевдорадзе и дирижер Рудольф Коняев. Премьера грузинского цирка состоялась 19 февраля 1958 года и принесла первую творческую победу грузинской труппе.

Самой колоритной фигурой из артистов грузинского цирка был Александр (Сандро) Дадешкелиани, выступающий под псевдонимом Да-Деш. Об этом артисте в свое время много писали как в грузинской прессе, так и в русской. Наиболее интересной мне представляется статья Владимира Успенского, опубликованная в журнале «Нева» в 2003 году, под заголовком «Оригинальный жанр». Вот некоторые отрывки из статьи Успенского: «… Мне, пишущему эти строки, в 1964 году довелось участвовать в одной программе Сочинского цирка с артистом… родившимся без обеих рук от самого плечевого сустава и выступавшего на арене. Это был Сандро Да-Деш. Родился он в 1914 году в Тбилиси… Настоящая фамилия – Сандро Дадешкелиани, а Да-Деш – это его псевдоним по афише. Отец грузин, мать полька. В семье было пятеро детей, три девочки и два мальчика. Сандро – младший. Многое пришлось ему пережить без рук, но это печальное обстоятельство воспитало в нем необыкновенную силу воли, стойкость, упорство…». Сандро по окончании восьмилетки стал работать, помогая многодетной семье. Он поменял не одну работу и все делал ногами. У него открылись незаурядные способности к рисованию. Показав свои рисунки специалистам, в порядке исключения был принят в тбилисскую Академию художеств… Выпускнику факультета графики торжественно вручили диплом художника… На арену Сочинского цирка выходит высокий, красивый мужчина… Артист ногой снимает с головы цилиндр и отбрасывает его униформисту, скидывает на спинку стула накидку и садится за столик. Подходит официантка с меню. Он одной ногой берет меню, а другой надевает очки, потом что-то сказал официантке и та ушла… Ногой достает портсигар, вынул из него папиросу, взял коробок, достал из него спичку, подбросил коробок и зажег об него спичку, прикурил. Появилась официантка с бутылкой вина и фужером. В пальцах одной ноги Сандро – бутылка, в пальцах другой – штопор. Штопор ввинчивается в пробку, бутылка с вином открыта и оно льется в фужер. Да-Деш поднимает фужер… и выпивает. На манеже появляется мольберт с чистым листом белой бумаги и углем. Да-Деш ногой рисует портрет клоуна-ковёрного, участвовавшего в программе. Потом выносят треножник с прозрачной мишенью, в центре которой горящая свеча. Да-Деш берет одной ногой винтовку, упирает ее в плечо, другой ногой щелкает затвором, нажимает на курок. Выстрел. Пламя свечи погашено. Работа Сандро была фантастикой, а личная жизнь довольно пестрой. Он имел четырех жен, двоих детей и внука.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ
Источник: http://georgianpress.ru/tbilisi-week/43500-istoriya-g..

Летописи, сказания, народная поэзия, описания миссионеров и путешественников, произведения писателей оставили сведения о многих видах конных состязаний в Грузии, большинство из которых проводятся и в наши дни.

Историк и сенатор Дион Кассий Кокцейан рассказывает о пребывании в Риме в гостях у императора Антонина Пийя царя Иберии (Картли) Фарсмана II Квели (Доблестного) вместе с семьей. На Марсовом поле, где проводилось грандиозное торжество в честь бога Марса, царь Фарсман, его сын и другие иберийские придворные показали такое имастерство в конных состязаниях и в военных упражнениях, что вызвало бурю восторга у зрителей. Император Антонин Пий в знак особого расположения позволил Фарсману принести жертву на Капитолии, а конную статую грузинского царя установили в храме Беллоны (матери Марса).

Традиция верховой езды в нашей стране совершенствовалась веками, что позволило на рубеже XIX-XX веков грузинским наездникам широко представить свое мастерство в конных соревнованиях и в различных конных шоу в Европе и Америке.

Еще в 50-е годы прошлого столетия вышла книжка Амирана Цамцишвили «Грузинские всадники за рубежом», в которой описаны жизнь и выступления грузинских наездников в Англии и за океаном. В наше время замечательный исследователь и кинорежиссер Ираклий Махарадзе посвятил несколько книг (одну в соавторстве с Акакием Чхаидзе) гурийским всадникам, в основном, выходцам из Ланчхутского района. Кроме того, в 1997 году Махарадзе снял документальный фильм «Всадники Уайльд Веста», также посвященный гурийским конникам — участникам американских шоу.

Гурийские «казаки»

Во избежание путаницы следует отметить, что в США гурийских конников с самого начала окрестили «казаками». Известный грузинский писатель, этнограф и общественный деятель Тедо Сахокия в Париже случайно встретил гурийских наездников, которые пожаловались ему: «Хоть умри! Все называют нас казаками, и никак не удается втолковать, что мы — дети Грузии».

Гурийцев представляли казаками умышленно. Это была составная часть шоу. В частности, импресарио американского цирка Томас Оливер, представляя репортерам участников шоу, говорил, что гурийцы – выходцы с «южной части Кавказских гор России и принадлежат большой семье запорожских казаков, которых обессмертил Байрон в своей поэме «Мазепа». А одна из газет выдала такое: «Казаки царской армии — блестящие наездники и бесстрашные воины. Два года назад на улицах Санкт-Петербурга они учинили погром, убивая мужчин, женщин и детей. Казаки изрубили саблями тысячи людей». Естественно, что после такой рекламы любители острых ощущений, а их всегда хватает, валили толпами поглазеть на «кровожадных казаков».

Мировая известность

По имеющимся сведениям, первая поездка гурийских наездников состоялась в 1892 году в столицу Великобритании. В Лондоне группа всадников в составе 10 человек под руководством Иванэ Махарадзе впервые присоединились к шоу «Дикий Запад» Буффало Билла.

Под псевдонимом Буффало Билл скрывался Уильям Фредерик Коди, полковник американской армии, охотник и устроитель популярных зрелищ «Дикий Запад». Свое прозвище он получил после того, как подписал контракт, по которому обязался обеспечивать рабочих Канзасской и Тихоокеанской железнодорожной компаний мясом бизонов. За 18 месяцев Коди убил 4280 бизонов. Его именем назвали город в штате Вайоминг, население которого составляет около 10 тысяч человек. Персонаж Буффало Билла неоднократно появлялся и на экране. Эту роль исполняли такие известные голливудские звезды, как Чарлтон Хестон и Пол Ньюмен.

Появление гурийцев вызвало огромный интерес англичан, особенно привлекала одежда – чоха с газырями и патронами, которые зрители принимали за миниатюрные динамиты, кинжал и сабля также придавали внешнему виду наездников необычный ореол. Английская пресса писала: «…Вновь нам предоставлена возможность посмотреть «Дикий Запад» из североамериканских прерий Буффало Билла, а также казаков с российского Кавказа, известных военных кавалеристов, под руководством их гетмана, принца Иванэ Махарадзе, которые представят высшее искусство верховой езды…».

Королева Виктория приняла устроителей шоу в Виндзоре, где гурийские наездники продемонстрировали высшее мастерство джигитовки. Королева была настолько довольна, что объявила им благодарность и подарила позолоченный альбом с фотографиями гурийцев в память о пребывании в стране. А представители общественности преподнесли адрес со словами благодарности, подписанный 20 000 человек.

В марте 1893 года гурийцы отправились в турне по США, где выступали в шоу Адама Форепа и Буффало Билла. В первой группе были Дмитрий и Фрида Мгалоблишвили, которые в документах значились как «принц» и «принцесса». Фрида попала на арену впервые, а у Дмитрия был опыт выступлений в Лондоне. Их группа выступала в Чикаго. А очень сильные наездники Иванэ Маханадзе, Лука Чхартишвили, Силибистро Махарадзе, Павлэ Махарадзе и другие покорили своим мастерством Нью-Йорк.

Наездников для участия в шоу набирали агенты, которые стремились заключать выгодные сделки. Среди них был сын цирковых артистов Томас Оливер, объездивший весь свет. Одно время ему довелось пожить в Грузии, и он хорошо был осведомлен о мастерстве гурийских всадников. Отдельно надо отметить Иванэ Махарадзе, который, поссорившись с отцом, в 14 лет сбежал в США. Поменяв множество профессий, он в конце концов начал выступал в нью-йоркском цирке в качестве наездника. Накопив солидную сумму, Иванэ вернулся на родину и занялся подготовкой групп для отправки в США. Оливер и Иванэ служили одному делу с той разницей, что Махарадзе был не только руководителем группы, но сам выступал как наездник. В США выступления всадников принимались на «ура» и вскоре Гурия превратилась в кузницу высококлассных мастеров-наездников, а хозяева американских шоу и цирков в их лице нашли золотой прииск – платили артистам гроши, а аншлаги они собирали постоянно.

На выступлениях гурийских наездников иногда присутствовали даже президенты США. Теодор Рузвельт пришел в такой восторг от джигитовки Георгия Чхаидзе, что подарил наезднику золотое кольцо и блюдо с собственным изображением на коне. Среди гурийских всадников особое место занимал Лука Чхартишвили, которого в США величали не иначе, как «принц Лука». Его трюки не мог повторить ни один акробат. А принц выполнял их на скачущем коне! Лука был единственным гурийцем, хорошо владевшим английским.

Гурийцы стали украшением шоу и цирков. Джигитовка «принцессы» Фриды Мгалоблишвили то на одном, а то на четырех конях и соревнование на колесницах с ее участием буквально завораживали зрителей. Мастерством выделялись также сестры Маро Закареишвили-Квитаишвили и Барбаре Закареишвили, а также Христине Цинцадзе.

На закате карьеры

В 1914 году после начала Первой мировой войны путь в США гурийским всадникам навсегда был закрыт. Вернувшиеся на родину артисты после 1921 года были репресированы, многих арестовали по состряпанным доносам, обвинив в американском шпионаже. Из их домов разворовывали приобретенные в Америке вещи, не гнушаясь, даже такими мелочами, как гребешки и вешалки.

Однако некоторые гурийцы обзавелись в США семьями и остались там навсегда. Среди них была и блестящая Барбаре Закареишвили, которая во время турне вышла замуж за наездника Христифоре Имнадзе. У них родились четыре дочери. В 1969 году, уже в преклонном возрасте, Барбаре удалось вместе с внучкой посетить родину, где ей оказали радушный прием. Судьба нескольких гурийских всадников закончилась трагически. Во время гастролей они женились на американках, но почему-то уехали из страны, а назад вернуться в Штаты не смогли и покончили жизнь самоубийством.

Гурийцы, благодаря своей блестящей технике и бесстрашию, справедливо завоевали себе имя лучших наездников и поневоле оставили неизгладимый след в деле развития американского шоу-бизнеса, пионером которого считается Буффало Билл.

Ираклий Махарадзе продолжает исследование истории грузинских наездников в США. Сейчас он не одинок в этой важной работе; ему помогают дочери Саломэ и Нино. В 2003 году он посетил исторический центр «Буффало Билла» в маленьком городке Коди, штат Вайоминг. Со слов Ираклия Махарадзе, там ничего не знали ни о Грузии, ни о гурийских всадниках. Они по-прежнему думали, что это были русские казаки. Поэтому книга «Грузины Дикого Запада» в английском переводе стала для них большим сюрпризом.

Ираклий Махарадзе все расставил по своим местам. Жители Коди, наконец, разобрались, что выставленные в музее Буффало Билла седло, сабля и фотографии принадлежат не русским казакам, а грузинским наездникам. И жители Коди решили исправить несправедливость. Более того, города Коди и Ланчхути побратались, а официальное мероприятие по этому поводу прошло в мэрии американского городка. Это решение сулит много выгод с точки зрения развития туризма.

У Ираклия много интересных задумок – открытие отдела по истории гурийских всадников в этнографическом музее Ланчхути, установка памятника всадникам. К этому весьма перспективному делу следует подключиться Министерству культуры и Департаменту по туризму, и особенно Министерству регионального развития и инфраструктуры. Не следует забывать, что турне наездников в шоу Буффало Билла стало самым первым опытом в грузино-американских отношениях и насчитывает уже 120 лет.

Comments