Сурен *Курортный*

Моё  имя Гено Гагуа,но все меня называют Джони. Это от недослышанного кем то- Джаным.Так меня и Сурика называла его бабо Анаид. Мы жили на Авлабаре.Каждый, кто побывал в Тбилиси слышал район нашего города- Авлабар. Наш дворик,смешно называть  двориком,трёхугольное пространство зажатое  домами.Что бы попасть домой, или  в наш дворик,надо зайти в покосившпйся дверной проём с облупленными дверями,проити по деревянному балкону,а дальше, по скрипучей лестнице и только вниз.Соседи,а тут нас всего три семьи, обращались в домоуправление о благоустройстве, но уже какой десяток лет,комендант  заверял,что вообще эти дома и наш,так называемый двор,  подлежат сносу. Того коменданта уже давно нет,а наш двор  и по ныне живёт.И даже стал исторической реликвией нашего убана.                                                                                                          Квартиры нашего уникального двора,распологались так.Ступив с улицы на ступеньку из метрового  квадратного камня,видимо некогда служил декоративному каменному забору,проходишь в покосившийся дверной проём,обшарпанную деревянную дверь не надо трогать.Она служит почтовому ящику для всего двора.Его прибили добротно,чтобы не спёрли,Туда запихивают квитанции,повестки и иногда по ошибке газеты.Когда приходят письма,почтальон кричит во дверной проём имя кому письмо. Пройдя во внутрь, вы следуете по деревянному балкону,если к Сурику,то первая дверь направо,если к Эрне, проходите дальше и у лестницы вниз,дверь,нашей ровестницы Эрны. По лестнице вниз,а потом чуть вперёд и снова лестница,идите она приведёт к моим дверям.Вот такой наш теремок. Сурика воспитывала бабо Анаид и папа, дядя Роберт.Мать его,тётя Роза умерла от рака, когда Сурику было 5 лет. Дядя Роберт имел своё дело. Его тумбочка на колёсиках с маленькими тисками и набором напильников, стояла в тени под деревом,почти на площади            имени *26 Коммисаров*,не далеко от армянского театра.Он изготавливал разные ключи для растерях.

Мама Эрны преподавала немецкий в школе,где то в Нахаловке. Тоже уникальный район нахального самостроя в прошлом. А папа Эрны,как выяснилось недавно ,из военопленных. После войны с Гитлером,эти пленные работиали на стройках, востанавливая советскую разруху.Тётя Гретта, не рассказывала как и что.Во всяком случае,Эрна  в переод перестройки узнала про отца.Он и сейчас живёт в Германии.                                               А мои родители,отец портной,а мама работала на почте.                 Иногда Сурик заменял отца у тумбочки с напильниками.Пока дядя Роберт шёл домой на обед. Ведь дом, пару шаго отсюда. Говорят у Сурика здорово получалось подгонять ключи  к разным замкам.Он хвастался,что в домоуправлении потеряли ключи от сейфа и он его открыл. Я и сейчас удивляюсь,как его в милиции не зарегистрировали как спеца по замкам.В нашем отделе городского управлении по Новосибирску,мы  всех местных и гастролёров спецов по сейфам, знали и по фотографиям и по ориентировке. Да, я забыл рассказать.После армии я закончил юридический в Новосибирске,там и оставался после института в управлении МВД следователем.

Однажды,по агентурной информации, накануне зарплаты руководство одного предприятия,получили деньги вечером в банке и до утра поместили в сейф бухгалтерии. Вот  эта завлекушка настроила  грабителей открыть сейф. Зам директора этой организации уже, где то засветился на подобном деле.По этому, засада была спланированна чётко. Во время захвата, я увидел Сурика,точнее услышал его голос.Оглянулся,точно,друг моего детства Сурик.Ну как я мог пройти мимо,не согрешив перед законом.Я забрал задерженного у сержанта,посадил в свою канарейку и мы отъехали.Не произнеся ни одного слова, я остановился и стал ковырятся в моторе. Сурик сообразил, что делать. После этого случая  мы с ним вообще не встречались.

В управлении  возник вопрос,а где ещё один задержаный? Я сослался на то,что задержали ошибочно прохожего инвалида с протезом руки.При захвате ему повредили протез,Что бы не поднимать шума прессой, я его отпустил. Мне для проформы объявили выговор,на этом и закончились вопросы

Вскоре я перевёлся в Тбилиси.Получил квартиру в новом районе Вашлисджвари и вышел на пенсию.Заходил в старый дворик на Авлабаре.Но там на дверях Сурика большущий старинный замок.Наверное этот мастер по замкам специально повесил на дверь антиквариат.Из старых жильцов уже никого нет.Время забрало их с собой, а Эрна в Германии. Мои дети  знают историю нашего дворика и много слышали от меня о Сурике.Но про новосибирскую историю я не рассказывал никому.

Недавно,лет 5 назад, ко мне пришли двое парней.Спросили-Вы Джони.Я чуть не поперхнулся. Это имя я носил в детстве на Авлабаре.Я утвердительно ответил.Они мне дали  какие-то бумаги и билет на самолёт до Берлина. На следующий день,не задавая лишних вопросов я приехал в аэропорт.Парни меня ждали.Мы выполняем просьбу Сурена Курортный.

Так я попал на похороны Сурика. Здесь же встретил Эрну.Я её узнал по грустной улыбке. У Сурена был рак и он приехал в Германию лечится. Но поздно. После похорон, один из уже знакомых моих сопрвождающих протянул мне пакет.-Курортный просил вам передать-Это ваша доля.