В роли Виталия Лазаренко

В честь юбилея Советского цирка Художественный руководитель харьковского цирка/старого/ Евгений Моисеевич Зискинд ставил тематический спектакль на эту тему,где мне пришлось быть легендарным народным шутом Виталием Лазаренко.Мне пришлось осваивать хождение на деревянных двухметровых ходулях читая стихи.
И стихи читать по Лазарнековски с одышкой, меня учил его современник Сенечка Редькин.
Я даже помню строки… Дрожат цари,когда идет свобода. Но клоуну,мне нечего дрожать…. и так далее. Как мой папа любил говорить: *Вобщем даги дуги*.
На премьере,гости из отдела культуры, из университета ,где он преподавал и разумеется зрители харьковчане.
Спектакль начался бравурно.Всё чин чинарем.Скоро мой выход на ходулях со стихами.
Звучат фанфары.Голос оповещающий выход Народного шута. Занавес. Выхожу на ходулях,а сам думаю:
*Чё то хреново укрепили ходули.Уж очень икры ног немеют*. А стихи читаю громко с одышкой по лавзаренковски. И у самого центра манежа посмотрел на Зискинда,у которого лицо перекосилось, вперемежку с доброй улыбкой и непонятной мне его жестикуляцие. Я в замешательстве споткнулся и *плацкартом*/т.е.- прямой,лицом в ковер/ упал в манеже.Зрители хорот выдохнули:
-Ох!!!.
В оркестре тромбонист сопроводил мое падение.Но я тут же приподнялся на руках и задрав голову вверх завершил стихотворение…
Дрожат цари,когда идёт Свобода
Но клоуну, мне нечего дрожать!
Потом подбежали униформисты и под аплодисменты меня унесли за кулисы. После представления я спросил Евгения Моисеевича:
-А чего вы руками мне показывали?…
Он ответил:
-Хорошо, что никто ничего не понял,Ты читал стихи начав с конца.
Я подумал:
-Возможно.Я ведь волновался и икры ног онемели.
Вот так. Как мой папа любил говорить-
*Вобщем Дагн -Дуги.*
А что это значит,я сам не знаю.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.